Рубрики


« | Главная | »

О чем вещает набат экологического колокола

Автор: Раиса Фёдоровна | 04 Янв 2010

Не то, что мните вы природа:
Не слепок, не бездушный лик-
В ней есть еще душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык.
Ф.Тютчев

Набатом звучит в сегодняшнем современном мире — это четверостишье Ф. Тютчева, напоминающее нам о том, что человек- это тоже дело рук природы. Он существует в природе, он подчиняется ее законам, он не может освободиться от нее, он не может даже в мыслях выйти из природы. Сегодня широко распространенным символом охраны окружающей природной среды стало слово «экология». Экология – это наше взаимоотношение с природой. И начинается она с каждого из нас.

Размышляю над вопросом взаимоотношения человека с природой, а в мыслях невольно вспоминается детство. И не только потому, что детство – это самые счастливые, самые безоблачные дни жизни нашей, когда мы живем лишь сегодняшним днем и совершенно не думаем о том, что будет завтра, послезавтра, через неделю, месяц…

Если бы меня попросили вспомнить, каким я помню свое детство, я бы, ни на минуту не задумываясь ответила, что первое, что я всегда чаще и полнее всего связываю с детством своим – это наш сад, наша улица, вся зеленая, по-особому уютная в вечерние часы, это наша речка, родная школа, в которую я пришла в первый класс, не умея читать, а потом читала « Войну и мир»…

И вот сегодня я уже на пороге зрелости, на пороге вступления в самостоятельную жизнь, и я чувствую, что сегодня я по-иному смотрю на мир, я постоянно оцениваю свои поступки, дела. Исчезла постепенно детская непосредственность, способность всему радоваться. И размышляя над вопросом «почему», я пришла к печальному выводу. Наверное, скупеют чувства, потому что взрослея мы все дальше и дальше отходим от природы.

Если в детстве мы, как губка, способны были впитывать все прелести нашей богатой природы; часами могли загорать на речке, наблюдать за работой муравьев, за солнышком, птицами, то с годами мы почему-то так много времени проводим в хлопотах будничных дел и так редко поднимаем глаза вокруг себя и останавливаемся в удивлении и тревоге: отчего я раньше не понимал, что это мое и что без этого нельзя жить. И почему забываем, что именно в такие минуты рождается и полнится красотой и добротой человеческая душа.

Поразмышлять над этим вечным «почему?» приглашает нас и герой очерка В.Распутина «Вверх и вниз по течению». Наслаждаясь красотой вечера у реки, герой недоумевает, как этого можно не замечать.

Как набат, как тревожное напоминание о том, зачем живет человек на этой земле, кто знает правду о нем звучит и повесть В.Распутина « Прощание с Матерой». Вот он, остров, надежно «утюгом» стоит на Ангаре. «Лучше этой земли не сыскать,- решит всякий, кто впервые увидит Матеру». Я вижу ее глазами старой Дарьи. «Взойдешь на макушку острова, и ты, как на ладони, увидишь Ангару, на высоком чистом месте хорошо видна церквушка, старая мельница на протоке, кладбище за деревней на песчаном возвышении». А еще увидишь поле, за ним – лес. Ближе леса, у самой дороги — царь- дерево, могучий, в три обхвата.

«При тихом солнышке неподвижна река. Тихо, хорошо у воды. Тихо, покойно лежал остров. От края до края, от берега до берега хватало в этой судьбой назначенной земле и раздолья, и богатства, и красоты, и дикости, и всякой твари по паре,- всего.

Отделившись от материка, держала она в достатке — не потому ли называлась громким именем Матера».

Но вот ветры истории, судьбы страны задели и Матеру. И как вся страна, Матера послала своих сыновей защищать Родину в годы воины и так же, как многочисленные деревни по всей необъятной России, осиротела, не дождавшись многих из них. Два сына «полегло» у Настасьи с Егором, «прибрала» война двоих сыновей у Дарьи: один остался в братской могиле на чужой стороне, другой, что заменил ушедших, погиб на лесосплаве.

Но жизнь течет, а время необратимо; и вот масштабы новых строек, огромные технические замыслы коснулись и Матеры: на ней должна быть построена ГЭС, а при строительстве ГЭС Матера подлежат затоплению.

Есть в повести страницы, незабываемые по трагизму своего содержания, самые трудные, когда спазмы сжимают горло. Это страницы, рассказывающие о гибели Матеры. Вроде сознанием понимаешь, что это прогресс, что это нужно, в государственных целях нужно, но сердцем не воспринимаешь: как же так, ведь это же кусочек земли нашей, природы нашей, так и хочется спросить: ради кого, ради чего это делается? Правильно ли такое решение? Ведь земли здесь плодородные, урожаи отменные, ведь людей срывают с насиженных мест, душу им перевернули. Это что, так просто? Я думаю, такой ценой блага людям не создать. Любовь большая может вырасти только на почве любви маленькой: любви к родной земле, к отчему дому. И как понятна мне душевная боль Дарьи, которая как бы отца с матерью провожает избу свою. Она сама своими руками обряжает ее в последний путь: побелила стены, выскребла полы, помыла окна.

Деревенский, неграмотный человек, она, Дарья, думает о том, что должно беспокоить в мире всех: для чего живем? что делаем? и так ли поступаем?

И, возвращаясь к начальным строкам своего воспоминания о детстве, начинаю понимать: потому и памятно нам во все времена нашей жизни детство, что в нем мы — дети природы.

Я сегодня на пороге своей зрелости вспоминаю имя писателя, лозунгом которого стали слова: все лучшее в природе – человеку, все лучшее в человеке – природе. Это Виктор Астафьев и его книга «Царь – Рыба».

Что такое человек? Он листок, прикрепленный «коротенькими стерженьками» к древу жизни. А древо это связывает прошлое и будущее и выходит куда – то к звездам в мироздание, частью которого может осознать себя человек, если сможет погрузиться в могущество и красоту земной природы.

Книгой – предупреждением я назвала бы роман киргизского писателя Ч.Айтматова «Плаха». Символично уже само название книги. Плаха – расплата за содеянное.

Человек…Все в природе зависит от него, потому что он – источник добра и зла на земле. И все на земле зависит от того, на что он направит свои разум: на добро или худо, на созидание или разорение. Но пока что эти вопросы вовсе неведомы четвероногим обитателям Моюнкумскои саванны. Ничто пока не нарушало сложившегося образа жизни зверей и животных этой великой азиатской степи. А они жили по своим законам: весной в сайгачьих стадах был особо богатый приплод, потому что корма в саваннах было много. Волки устраивали погони по барханам за сайгаками. В том и была своя от природы данная закономерность оборота жизни.

Но вот в саваннах появились вооруженные люди, машины, вертолеты – и опрокинулась жизнь в Моюнкумской саванне вверх дном.

Много есть в романе Айтматова незабываемых сцен. Одна из них – массовый убой сайгаков. «И если бы с небесных высей некое бдительное око глядело на землю и видело, как происходила облава и чем она обернулась для Моюнкумской саванны, оно бы не удержалось от гневного восклицания: «Люди, люди – человекобоги! Что делаете, творите вы?»

А насколько трогательна и трагична судьба волчьей пары, Акбары и Ташчайнару. Сколько несчастий принес он, человек, Акбаре и ее Тагичайнару. Чтобы сохранить своих волчат,они, преследуемые человеком, должны были все уходить и уходить в новые места. По вине человека Акбаре так и не пришлось испытать чувства матери. Человек и зверь, казалось, поменялись местами. Человек оказался жестокосерднее волчицы. Но закон природы суров: он требует расплаты. Плаха ждет каждого, кто творит зло. И волчица, уносившая в расщелины гор человеческое дитя, — это и есть тревожное напоминание о том, что человек живет, пока жива природа, он — ее часть. И не уйти ему от природы, она нагонит и покарает его. Борьба с ней может обернуться для нас борьбой с самой жизнью. Об этом нам надо помнить сегодня.

Я беру щепочку земли и бережно держу ее в ладони. Смотрю на дорогую мне щепочку, а думаю о горестной ее судьбе…И тихо шепчу:

Господи, я знаю, ты все умеешь
Я верую в мудрость твою
Как верит солдат убитый, что он будет жить в раю,
Как верит каждое ухо тихим речам твоим,
Как верим и мы, сами не ведая, что творим.

Темы: Без рубрики | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки