Рубрики


« | Главная | »

Лев Толстой в моей жизни (сочинение)

Автор: Раиса Фёдоровна | 19 Мар 2010

Лев Николаевич Толстой
Я не скажу, что мне абсолютно все понятно в Толстом. Зато он дает много нужного и важного: жить не только для себя, но и для людей, быть честным, справедливым. Только прочитав Толстого, я поняла, что каждый человек должен пройти свою полосу в поисках истины в жизни. И еще… Я навсегда сохраню благодарность к Толстому, человеку и писателю, который подсказал мне, что «спокойствие – душевная подлость».

Среди толстовских героев есть и мой любимый. Это Пьер Безухов. Для меня он – воплощение самого доброго, светлого, Пьер никогда не убьет человека. Он в жизни своей только раз держал в руках оружие, когда дрался с Долоховым. Но этот неловкий, неуклюжий, настолько рассеянный, что может вместо своей шляпы надеть и не заметить треугольную шляпу генерала, этот Пьер, который никогда даже не ездил верхом, окажется на Бородинском поле, хотя он мог бы по своему положению в обществе и по состоянию переждать конца сражения в более безопасных местах. А он приедет на батарею Раевского, он готов выполнять любое распоряжение, лишь бы ему позволили остаться на поле, потому что на этом поле решалась судьба России. А еще у Пьера красивая душа. Князь Андрей не смог простить ошибку Наташе, а Пьер в самую трудную для Наташи минуту принес ей в дар свою любовь.

Как-то В.Маяковский в шутку однажды сказал: «Превращусь не в Толстого, так в толстого». Но в этой иронической гиперболе – невольный восторг: Толстой – явление духовное, поэтому Лев Толстой может и должен формировать душу юного современника.

Какие же уроки нравственности можно получить у него? Пожалуй, нет лучшего момента воспитания совести, как обращение к урокам Толстого. Есть в романе «Война и мир» замечательный эпизод, подсказывающий нам, как жить по законам совести. Отправляя единственного сына на войну, старик Болконский просит Кутузова, чтобы тот долго не держал его при штабе, а употреблял бы в «опасных местах». И князь Андрей искренне признателен и благодарен отцу. За что? За многое. Всей душой любя «Андрюшеньку», старик, тем не менее, жертвует им – для него же самого: чтобы сын, как и отец, честно служил России, жил по законам совести, не прячась за других.

Еще один поучительный эпизод из романа. Кутузов (после сцены, когда он увидит французов, раздирающих сырое мясо, в другом месте – русского солдата, который что-то ласково говорил французу) после победы на Бородинском поле благодарит солдат за верную службу. И вот, обращаясь к полкам, вдруг скажет: «Знаю, трудно вам, ну да вы у себя дома. А им-то, показывая рукой на французов, каково? И их пожалеть надо». Пожалеть врага?

— Ну да. И себя – вот какой вывод делает Толстой. Жестокость – она ведь обоюдна. Вот потому и скажет француз Рафаэль: «Воевать с таким народом – преступление». Замечательная сцена моральной победы над врагом, одержанная Кутузовым – человеком.

Кому Россия обязана своей победой в Отечественной войне двенадцатого года? Конечно же, таким солдатам, как Тихон Щербатый. Конечно же, мы отдаем предпочтение «топору» Щербатого, нежели «игле» Платона Каратаева. И действительно, Платон Каратаев шьет рубаху (подумать только!) французу, врагу своему. Ну, какой же это солдат, защитник Родины? То ли дело Тихон Щербатый – с топором, всегда в движении, питающий лютую ненависть к врагу. «А ведь Каратаев по-своему тоже солдат, солдат в моральной схватке (может, даже им самим неосознанной) за «людское» в человеке, за «мир» в душах, а значит, и на земле Платон Каратаев уникален в том отношении, что в нем Толстой воплотил обобщенную картину нравственного состояния народа. Неслучайно ведь Пьеру Безухову для того чтобы найти, наконец, мир с самим собой, необходима была встреча с Платоном Каратаевым. Каратаева застрелил у березы француз, конвоирующих русских пленных. Но невольно возникает вопрос: мог ли им быть тот, которому Платон шил рубаху? Конечно, Платон Каратаев является не уникальной личностью, но есть в ней рациональное для нас, мы не можем зачеркнуть нравственно – гуманистическое в этой личности.

Ценным нравственным наследием для нас могут служить дневниковые записи писателя. Почти всю свою жизнь Толстой вел дневники, в которых не только описывал события минувшего дня, но и пытался разобраться в своих поступках, душевных движениях. Самопознанием и познанием мира являются дневниковые записи писателя. А для нас – толстовскими нравственными уроками. Как исповедь звучат дневниковые строки из воспоминаний Толстого о детстве.

Что формирует характер детской души? Беседы, нравственные поучения? «Нет, — вспоминает Толстой — Атмосфера, окружающая ребенка». Атмосфера любви удивительно передана в дневниковой записи: «Я люблю няню, няня любит меня и Митеньку, а Митенька любит меня и няню. А няню любит Тарас, а я люблю Тараса, и Митенька любит. А Тарас любит меня и няню. А мама любит меня и няню, а няня любит маму, и меня, и папу, и все любят, и всем хорошо».

Нравственность искусственно не воспитать, она накапливается в недрах семьи. Для нас героиня Толстого Наташа Ростова очаровательна. Но ведь и отец Наташи очень добрый, гостеприимный человек, вызывающий наше чувство симпатии.

Всю жизнь Толстого занимала главная тема его творчества – тема единения людей, гармонии жизни. А, может, она тоже из детства; может, она связана с той удивительной игрой, придуманной Николаем, старшим братом. «Николенька объявил нам, что у него есть тайна, посредством которой, когда она откроется, все люди сделаются счастливыми, …и все будут любить друга, все сделаются муравейными братьями, …но главная тайна о том, как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, …а были бы постоянно счастливы, эта тайна была …написана им на зеленой палочке, и палочка эта зарыта у дороги…». Поиски «зеленой палочки», с целью осчастливить род человеческий – это детская игра станет серьезнейшим воспоминанием и переживанием и для уже взрослого Льва Толстого.

Насколько сложной, запутанной была жизнь для самого Толстого, говорит следующая дневниковая запись: «В первый раз живо почувствовал случайность всего этого мира, зачем я, такой ясный, простой, разумный, добрый живу в этом запутанном, сложном, безумном, злом мире? Зачем?».

Оказывается, важнейшие вопросы жизни его героев: что дурно? Что хорошо? Для чего жить и что такое я? – были и вопросами их автора. И действительно это так. Известные мне факты биографии Толстого – подтверждение тому. В поисках гармонии жизни одно время Толстого будет занимать вопрос «о непротивлении злу». Толстовскую проповедь: «когда бьют по одной щеке, подставляй другую» в свое время вождь пролетариата В.И.Ленин называл «юродивой». А если вдуматься. По – моему, тут не все так наивно. Рациональное здесь в том, что смысл этой «проповеди» заключается в одном из нравственнейших умений, которому мы можем учиться у Толстого, а именно: человек не достоин любви, если прощать не умеет.

И еще одному толстовскому нравственному умению мы должны просто учиться. Учиться любить так, как любил писатель. «Люблю я ее, когда ночью или утром я проснусь и вижу – она смотрит на меня и любит. И никто – главное, я – не мешаю ей любить, как она знает, по – своему. Люблю я, когда она сидит близко ко мне, и мы знаем, что любим друг друга, как можем … Люблю, когда она рассердится на меня и вдруг, в мгновенье ока, у ней мысль и слово иногда резкое: оставь, скучно; через минуту она уже робко улыбается мне».

Темы: Толстой Л.Н. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки