Рубрики


« | Главная | »

«Я пишу правду о русской истории» (сочинение о А.И.Солженицыне и его повести «Один день Ивана Денисовича»)

Автор: Раиса Фёдоровна | 26 Апр 2010


Мне вспомнились строки из книги А.И.Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ»: «Никто не расскажет нам о тетрадках, поспешно сожженных перед этапом, о готовых отрывках и о больших замыслах, носимых в головах и вместе с головами сброшенных в мерзлый общий могильник. Еще стихи читаются губами к уху, еще запоминаются и передаются они или память о них, – но прозу не рассказывают прежде времени, ей выжить трудней, она слишком крупна, негибка, слишком связана с бумагой…». Строки настоящего откровения, которые позволяют нам узнать, как, в каких невыносимо сложных условиях, «слишком связанный с бумагой», писатель создавал свои произведения. Велик человеческий и писательский подвиг А.Солженицына, поведавшего нам правду о нашей истории. Погружаясь в мир произведений художника, мы познаем, что же это за мир? Каковы были его законы?

Об истории прошлого, о проблеме взаимоотношений человека и власти поведает нам писатель в повести «Один день Ивана Денисовича». Повесть, созданная жизнью, написанная только на подлинных материалах. Это правда жизни, настоящая, непреувеличенная и неприкрашенная.
Уже на первой странице повести звучит грозное предупреждение: «В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать». Шакал Фетюков, стукач Пантелеев, десятники Дэр и Шкуропатенко – «зэки», эти не выдерживают страшных условий лагерной жизни. Таких лагерь «ломает».
Кто же он, главный герой повести? Вор, преступник? А, может, он враг народа, политический заключенный? Это простой, тихий, терпеливый Иван Денисович, а по-лагерному – просто «зэк». И он не одинок. Сенька Клевший, Кильдигс, Алешка – баптист, Гопсик, бригадир Тюрин, кавторанг Буйновский – почти все они, как и Иван Денисович, оказались «врагами» советской власти. Многие «по делам проходят как шпионы, а сами пленники просто… Это шпионы деланные, снарошки. И Шухов такой же шпион».
Один день одного «зэка», описанный Солженицыным, дает нам представление не только о потрясающих душу нечеловеческих условиях лагеря, но и чудовищной несправедливости правосудия. Иван Денисович осужден на десять лет. Десять лет страданий не только от физической боли, но и душевной. Почему? За что? Один день, но кажется, проходит целая вечность. Незабываемые страницы нашей истории. Вот они…
На улице мороз. Такая температура, что пар застывает на воздухе. Но все заключенные на дворе. Строят для себя загон, обтягивают его проволокой, а затем принимаются за работу. Работать надо в полную силу. Оценивается работа всей бригады, а если ты решил увильнуть, то в камере тебе не поздоровится. «Зэки» сами для себя и своей работы создают условия.
Еще с вечера заприметил Иван Денисович хороший мастерок. Тут нужна смекалка. Надо найти другой и сдать его, а этот оставить для того, чтобы продолжить работу потом.
В таких условиях невозможно работать. И он с другом специально прячет толь, а затем заколачивает окна, чтобы не было такого ветра. В то же время нужно думать не только о себе, но и о своем бригадире. Все абсолютно зависит от него: и участок, на котором будут работать, и атмосфера, которая сложится в коллективе. Все, как бывало, и на свободе: не помажешь – не поедешь. Даже там, за колючей проволокой властвуют те же законы, которые существуют на свободе.
Чтобы попался сравнительно легкий участок, нужно кому-то что-то дать. Поэтому бригадир рано утром собирает в бригаде продукты и несет в контору. Вот тут скупиться нельзя, нужно отдать все, что есть. А что есть у заключенных? У них даже меньше прав, чем у уголовников. Посылки получают маленькие, да и то два раза в год.
Многое стерпят и через многое проходят заключенные. Жестокость, несправедливость поджидала их на каждом шагу. Вот они идут изможденные, уставшие в барак, несут дрова, чтобы согреться после работы. Но не донесут. Большую часть заберут охранники. Кажется, мелочь, пустяк – охапка дров. А там – это стоило здоровья, жизни.
Запомнилась судьба двух земляков – эстонцев. Тюрьма их сплотила. Работали вместе, кусок хлеба делили пополам. И молитвы читали тоже вместе. Они тоже «враги» советской власти. За то, что верят в бога, проповедуют добро, учат жить без зла. Тяжести лагерной жизни выпали и на долю еще несовершеннолетнего парнишки. Его вина в том, что он оказался сыном «врагов народа».
Но не только система лагерей, вся система советского государства была направлена на подавление личности. Мы узнали правду о нашем прошлом. Поздно, но узнали. Ее нам поведал А.Солженицын. Нобелевский лауреат, на себе испытавший противостояние человека и государственной системы.
Есть в повести фраза о солнце, произнесенная Буйновским. Ее можно назвать ключевой в том отношении, что без комментария ярко высвечивает противостояние между тоталитарным государством и народом. «С тех пор, как декрет был, выше всего в час стоит». И следует «наивный» комментарий Шухова: «Неуж и солнце ихним декретам подчиняется».
Не только сталинское беззаконие станет предметом рассказа писателя. Его критике подвергнется вся система советского законодательства. «Я лучшего мнения о нашем законодательстве», – скажет Буйновский. И следом за словами – писательское ироничное примечание в скобках: «Дуди – дуди, Шухов про себя думает, не встревая. Сенька Клевшин с американцами два дня жил, так ему четвертную заказали, а ты месяц на ихнем корабле околачивался, – так сколько ж тебе давать?». Вот он ужас бесчеловечных, бессмысленных приговоров.
Но и после лагеря возможность счастливой жизни бывших лагерников призрачна. «Конца срока в этом лагере ни у кого еще не было… Закон – он выворотной. Кончится десятка – скажут, на тебе еще одну».
В лице главного героя повести Ивана Денисовича Солженицын создал обобщенный образ русского народа, способного перенести напасть («От напасти, нет пропасти, надо ее пережить, как татаро – монгольское иго»). Несмотря на невиданные страдания, издевательства сталинского режима герой повести выживает и, главное, остается человеком в нечеловеческих условиях. «Он не был шакал после восьми лет общих работ – и чем дальше, тем крепче утверждался». Такие нравственные категории, как совесть, человеческое достоинство, порядочность и доброта, – будут определять жизненное поведение Ивана Денисовича и в застенках лагеря. Даже такие безымянные лагерники Ю -81 и Х – 123 смогли сохранить в себе живую душу, выдержать постоянное противопоставление себя, человека, бесчеловечной системе.
И еще слово о Солженицыне… Читая его, чувствуешь, что его художественный мир – особый. Есть в повести «Один день…» примечательный эпизод – спор о фильме Эйзенштейна «Иван Грозный». Спорят московский интеллигент Цезарь Маркович и «жилистый старик», «двадцатилетник», «каторжанин по приговору», имеющий лишь лагерный номер Х – 123.
По мнению Цезаря – фильм гениален: «пляска опричников с личиной! Сцена в соборе!». Держа ложку перед ртом Х -123, сердито возражает, считая, что фильм не что иное как «гнуснейшая политическая идея – оправдание единоличной тирании … гении не подгоняют трактовку под вкус тиранов!». А когда Цезарь попытался возразить репликой «искусство – это не что, а как», «жилистый старик» взорвался вообще. «Ребром ладони по столу, по столу: «Нет, уж, к чертовой матери «как», если оно добрых чувств во мне не пробудит».
И смысл этого спора становится понятным, когда читаешь Солженицына. Как скажет сам писатель, его художественный мир создан не тем, кто «мнит себя творцом независимого духовного мира и взваливает на свои плечи акт творения этого мира, а тем, кто знает над собой силу высшую и понимает, что не им этот мир создан и что художнику дано лишь острее ощутить гармонию мира, красоту и безобразие человеческого вклада в него – и остро передать это людям».
И эта «острота» настолько острая, что становится обидно «за державу». Сколько умов России (а ведь стране они так нужны были), тех «врагов народа» оказались за колючей проволокой лишь только потому, что не угодили, «вождю народа», не стали пресмыкаться, не сделались доносчиками. Они терпели унижения и позор за то, что дерзнули противостоять тоталитарному режиму, сталинскому беззаконию.

Темы: Солженицын А.И. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки