Рубрики


« | Главная | »

«Две Незнакомки А.Блока». (Анализ, восприятие, оценка)

Автор: Раиса Фёдоровна | 11 Окт 2010


Две Незнакомки Блока… Их разделяет четыре года. Тем не менее, они чем-то похожи одна на другую, что-то объединяет их. Что же? Место встречи? Или, может быть, какие-то чисто внешние черты?

Место действия, действительно, одно и то же – ресторан. Более того, в «Незнакомке» не просто ресторан, но – рестораны, есть схожесть и во внешних чертах. Блок даже описывает их похожими словами:

Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка.
(«Незнакомка»)
И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептались тревожно шелка.
(«В ресторане»)

Может быть, на этом и заканчивает сходство? Главное ведь не черты лица, а отношение поэта к обеим Незнакомкам.
Композиционно стихотворение «Незнакомка» можно условно разделить на две части: до и после появления Незнакомки.
Когда читаешь первую часть стихотворения, кажется, что Блок даже физически не может думать о Ней и о том, безобразном, что его окружает:

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит, окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Кажется, будто вся эта грязь, «горячий воздух», пьяные окрики большого города сконцентрированы в одном месте – в ресторанах. «Женский визг», луна, похожая на «диск». Детский плач, «пыль переулочная», «лакей сонные», «пьяницы с глазами кроликов» – все эпитеты, подобранные поэтом, создают ощущение безысходности жизни, выжигающей пустоты, дикой и глухой толпы, усвоившей одну истину – «истина в вине». Человеческая душа в этом мире безысходности глуха к красоте, истине, самой жизни.
Дисгармонию мира усиливает четверостишье:

Над озером скрипят уключины,
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный,
Бессмысленно кривится диск.

Настоящий содом, лишенный красоты и гармонии. Не может появиться в таком месте женщина. А если такая женщина существовала, то, наверное, она была очень обыкновенной и земной. А могла оказаться злой, лживой, неверной. Но поэт этого не только не знает, но и не хочет знать. Ведь иначе он должен был бы утратить веру в то, что и прекрасному есть место на Земле.
Слишком велик контраст между пошлым миром и появлением прекрасной Незнакомки. Как бы из вечерних сумерек, из видений сна, как отрицание дисгармоничного мира возникает образ мира иного, таинственного и непонятного:

И каждый вечер, в час назначенный
(иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

В ней очарование древних сказок и поверий. Реальность это или мечта, греза? Незнакомка среди ресторанных столиков, среди угарных выкриков пьяниц, Бережные, нежные и … какие-то невесомые слова. Незнакомка становится какой-то неземной, крылатой; кажется, что еще несколько штрихов – и она взлетит. Это уже полумечта – полувидение. Это душа лирического героя, богатая и впечатлительная, жаждущая высокой красоты, создавшая образ прекрасной Незнакомки. И уже не имеет особого значения, явь это или видение. Важно, что душа лирического героя на миг соприкоснулась с миром прекрасного:

И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

Пусть только в мечте, но эти глаза, полные тайны и очарования, этот символ вечной красоты, все же на Земле существует в противопоставлении «пьяницы с глазами кролика». Завершается стихотворение четверостишьем:

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты, право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.

Поэт снял восклицание с последнего строфы («Я знаю: истина в вине»). И смысл в том, что эту строфу произносит уже не «пьяница с глазами кролика», а лирический герой, во время пробуждения от грез. Пробуждение это трагическое, снова встает образ реального, грязного и душного мира. Мечта оказалась недолговечной. Незнакомка придет, очарует на миг – и исчезнет, растает как туман, прекрасная мечта осветит на миг все уголки человеческой души и снова вернет к пошлой действительности.
Другая Незнакомка из стихотворения «В ресторане» живет на земле. Женщина в полном смысле этого слова, живая, созданная из плоти и крови:

Ты взглянула. Я встретил смущенно и дерзко
Взор надменный и отдал поклон

Резко изменяются краски:

Я послал тебе черную розу в бокале
Золотого, как небо, аи.

Сочетание черного с золотым создает ощущение яркого и трепещущего.
Блок не отрывает эту женщину от действительности. Он встречает ее взор, слышит ее голос. И есть у нее даже «кавалер». Что может быть реальнее? В стихотворении много движения:

А монисто бренчало, цыганка плясала
И визжала заре о любви.

И нет тишины для раздумий:

И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
Исступленно запели смычки.

И нет почти нереального божества, а есть женщина, красивая и обворожительная, но никак не таинственная, никак не плод поэтической фантазии:

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
И, бросая, кричала: «Лови!..»

Внешне стихотворение «В ресторане» менее грустное и безнадежное, чем «Незнакомка». И отнюдь ведь не кончается таким печальным признанием: «Я знаю: истина в вине». Но внутренней безнадежности, опустошенности, тревоги в нем, куда больше. Под маской героя, встречи в ресторане кроется растерянный, неустроенный человек…
Четыре гора разделяют эти стихи. И прежде всего, поражает, как изменился за это время сам поэт, какие переломы и потрясение могут произойти в человеке за четыре года.

Темы: Блок А.А. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки