Рубрики


« | Главная | »

«О Доме родном, о времени том…» (размышления на тему дома и семьи в романе М.Булгакова «Белая гвардия»)

Автор: Раиса Фёдоровна | 11 Окт 2010


«Домом жить, обо всем тужить». «Горе тому, кто плачет в дому, а вдвое тому, кто плачет без дому». «Худу быть, кто не умеет домом жить». Так гласит народная мудрость о доме, о том, как соединяются такие понятия, как дом, семья, нравственность.
Не случайно народ хранит в памяти своей, как святыню, это короткое, но емкое по значению слово. Дом – это ведь не только строение для жилья. Это семейство, семья, род, поколение. Дом имеет свое лицо, традиции. Дом – это островок христианской веры, частица города, села и страны в целом. Дом и судьба человека неразделимы. Оказаться вдали от дома – великая трагедия для него.

«Когда вы будете в Спасском, поклонитесь от меня дому, саду, моему молодому дубу, родине поклонитесь, которую я уже, вероятно, никогда не увижу». До боли сжимается сердце, когда мы читаем эти последние прощальные слова И.С.Тургенева, жизнь которого оторвала от родных берегов, родного дома и заставила догорать последние дни «на краюшке чужого гнезда»:

Дубовый листок оторвался от ветки родимой
И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;
Засох и увял он от холода, зноя и горя
И вот, наконец, докатился до Черного моря.

У Черного моря чинара стоит молодая

И странник прижался у корня чинары высокой;
Приюта на время он молит с тоскою глубокой…

Один и без цели по свету ношуся давно я,
Засох я без тени, увял я без сна и покоя…

«На что мне тебя? – отвечает младая чинара, —
Ты пылен и желт, — и сынам моим свежим не пара…»

Это стихотворение М.Ю.Лермонтова «Листок». На первый взгляд ничего общего с домом. А если вдуматься. Разве этот бесприютный и бездомный листок, оторвавшийся от ветки дуба, не напоминает собой судьбу человека, расставшегося с родным домом. Закрутит его в житейском вихре, подобно сорванному, никому не нужному листку. Куда вынесет? К какой «чинаре»? Хорошо, если все-таки не обойдет его стороной добро.
Почему Л.Н.Толстой на всю жизнь сохранил способность призвать себя на суд собственной совести? Наверное, потому что в доме Толстых дети вели тетрадь под названием «Правила жизни». Тетрадь, в которую записывались обязанности ее владельца к самому се6е, к ближним и к богу. Не изменить своим правилам – не это ли определяет нашу нравственность?
«Мне снился родной город, снег, зима, Гражданская война… во сне прошла передо мной беззвучная вьюга, а затем появился старенький рояль и возле него люди, которых уже нет на свете… Так я начал писать роман». А это уже М.Булгаков. Его воспоминание о замысле романа «Белая гвардия».
Роман посвящен событиям Гражданской войны. «Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом тысяча девятьсот восемнадцатый, от начала же революции второй…» — так начинается роман, в котором рассказывает автор о судьбе семьи Турбиных. Живет семья в Городе, в доме №13 по Алексеевскому спуску. С печальных событий начинается наше знакомство с Турбиными, когда «белый гроб с телом матери снесли по крутому Алексеевскому спуску на Подол, в маленькую церковь…»
Дети – Алексей, молодой врач, ему двадцать восемь лет, Елене – двадцать четыре, а Николке – семнадцать с половиной. Они остались бес родителей, получив от матери последний наказ: «Дружно… живите».
Но у них есть Дом, который содержит, не просто вещи – изразцовая печь, часы, играющие гавот, кровати с блестящими шишечками, лампа под абажуром, а строй жизни, традиции. В доме Турбиных – книжный шкаф с лучшими в мире книгами, самовар в столовой, «чашки с нежными цветами снаружи и золотые внутри, особенные, в виде фигурных колонок»; скатерть, несмотря на пушки и тревогу, всегда «бела и крахмальна», в вазе – голубые гортензии и розы, «утверждающие красоту и прочность жизни». Кремовые шторы на окнах.
Дом Турбиных – это прежде всего люди, населяющие его, это мир дружной семьи, где хорошо всем, где отдыхаешь душой. «А ведь наши израненные души так жаждут покоя».
Но для Дома Турбиных, «возведенного не на песке», а на «камне веры» в Россию, православие, царя, культуру, покоя нет и не будет.
«Упадут стены, улетит встревоженный сокол с белой рукавицы, потухнет огонь в бронзовой лампе, а «Капитанскую дочку» сожгут в печи. Мать сказала детям: «Живите».
А им придется мучиться и умирать».
Придется платить за прошлое неимоверным трудом и суровой бедностью жизни. Но платить – за что и кому?
Платить за то, что Дом и революция стали врагами. Революция вступила в конфликт со старым Домом, чтобы оставить детей без веры, без крыши, без культуры и обездолить. Как поведут себя Турбины, Мышлаевский, Тальберг, Шервинский, Лариосик – все, кто причастен к Дому на Алексеевском спуске?
Над Городом нависла серьезная опасность «Город (модель всей страны и зеркало раскола) жил странною жизнью, неестественной». Он наполнялся и наполнялся пришельцами, стекается в Город разнородная шушера, бежавшая от большевиков. Открывались бесчисленные съестные лавки – паштетные, новые театры миниатюр, «шелестели игорные клубы». «Город разбухал, ширился, лез, как опара из горшка». Украина объявила независимость, провозгласив гетмана, в связи с чем обострились националистические настроения, и рядовые украинцы сразу «разучились говорить по – русски, а гетман запретил формирование добровольной армии из русских офицеров». В Городе мелькают немецкие солдаты, войска гетмана Скоропадского, отряды Петлюры, красноармейцы.
И в этом крикливом, судорожном мире разворачивается драма. Мать, умирая, сказала детям: «Живите».
Но как жить? Как же жить? Рушится мир Дома Турбиных, такой устроенный, уютный, рушится. Он оказался среди крови, грязи, смерти вроде крепости, к которой тянулись все те, кому был он дорог в прежние времена.
Завязкой основного действия можно считать два явления в доме Турбиных. Ночью пришел замерзший, полумертвый, кишащий вшами Мишлаевский, рассказавший об ужасах окопной жизни на подступах к Городу, о предательстве штаба, подставившего под удар юнкерские дружины. В ту же ночь объявился и муж Елены, Тальберг. Вернулся, чтобы, переодевшись, трусливо покинуть жену и Дон, предав честь русского офицера и сбежать в салон- вагоне на Дон к Деникину. Главное для него – не загубить карьеру, а там, на Дону, формируется армия права и порядка.
Ключевой проблемой романа станет отношение героев к России. Булгаков оправдывает тех, кто был частью единой нации и воевал за идеалы офицерской чести, выступал против разрушения Отечества. Гражданская война – это братоубийственная война. И нет в ней ни правых, ни виновных, все несут ответственность за кровь брата.
Не было в Гражданскую войну баррикад. Не было у героев выбора, какую из сторон баррикад выбрать. Гражданская война – это всеобщая трагедия именно потому, что она не давала права выбора.
Нет выбора у братьев Турбиных и их друзей: участвовать или не участвовать в обороне Города от войск Петлюры, нет выбора у Мишлаевского, у Най – Турса… Под понятием «белая гвардия» писатель объединил тех, кто защитил честь русского офицера и человека, и изменил наши представления о тех, кого мы уничижительно называли «белогвардейцами», «контрой».
Не изменили чести русского офицера братья Турбины. По-христиански верны останутся Дому, что на Алексеевском спуске. Удивительные люди Турбины! Николка разыскивает в мертвецкой тело полковника Най-Турса, чтобы похоронить его по-христиански. Елена не станет молить Бога о возвращении мужа, гордость не позволит простить предательства. Но как по-христиански проникновенно она молится, умоляя Божью Матерь спасти умирающего от тифа её брата. И произойдет чудо: кризис минует и брат выживет.
Алексей Турбин, убегавший от петлюровца, получил ранение и, оказавшись в родном доме, долго пребывал в галлюцинациях или теряя память. Но не физический недуг «добивал» Алексея, а нравственный: «Неприятно… ох, неприятно… напрасно я его застрелил… Я, конечно, беру вину на себя… я убийца!». Мучило его и другое: «Был мир, и вот этот мир убит». Не о жизни, не о радости, что остался жив, а о мире думает Турбин, потому что таков мир дома Турбиных: он всегда нес в себе соборное сознание.
Что будет, после конца Петлюры? Придут красные… Идет уже бронепоезд «Пролетарий»…
Мысль остается незаконченной.
Но… Оправятся ли герои от потрясения? Сохранится ли Дом на Алексеевском спуске?
Дом Турбиных выдержал испытания, посланные революцией. Идеалы Добра и Красоты, чести и Долга в их душах сохранились непоправными. Несмотря на такое ужасное время, дом Турбинных сохранил тот же уют, так необходимый для успокоения души.
Судьба посылает им Лариосика из Житомира, милого, доброго, незащищенного большого младенца, и Дом их становится его Домом. Примет ли он то, новое, что называлось бронепоездом «Пролетарий». Примет, потому что они тоже братья, они не виноваты. Красный часовой тоже в полудреме видел «непонятного всадника в кольчуге» — Жилина из сна Алексея.
Все – белые и красные – братья, и в войне все оказались виноваты друг перед другом. «Все мы в крови повинны, но ты не карай. Не карай.» — умоляет о прощении Матерь Божью Елена. «Во сне Алексей слышит слова: «Для меня вы все одинаковые, все – в поле брани убиенные».
И голубоглазый библиотекарь Русаков в конце романа как бы от автора произносит слова из Евангелия: « …И судимы были мертвые по написанному в книгах сообразно с делами своими»; «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали…»; «Мир становился в душе, и в мире он дошел до слов:… слезу с очей и смерти не будет, ибо прежнее прошло…».
Торжественны последние слова романа, «отпевшие» всех – и белых и красных.
«Последняя ночь расцвела. Во второй половине ее вся тяжелая синева – занавес Бога, облекающий мир, покрылась звездами. Похоже было, что в неизмеримой высоте за этим синим пологом у царских врат служили всенощную… над Днепром с грешной и окровавленной и снежной земли поднимался в черную, мрачную высь полночный крест Владимира».

Темы: Булгаков М.А. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки