Рубрики


« | Главная | »

Приглашение к разговору: «Жить по совести…». (В.Астафьев «Печальный детектив», В.Распутин «Пожар»

Автор: Раиса Фёдоровна | 04 Янв 2011


У каждого из нас есть своя нравственная планка, переступить которую нам не позволяет совесть. Я приглашаю к разговору о совести по велению собственной совести. Совесть ведь существо чрезвычайно тонкое, нежное и – капризное. Если потакать ее капризам и своенравию, она становится жестокой.

Помните, как у Н.Заболоцкого:

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!..
Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!
Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от забот,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

О совести ведь можно и знать, но при этом быть бессовестным. Потому что лишь тогда она может стать стражем нашего поведения, когда живет совесть в душе нашей. Помните, как Чехов сказал: «Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой». Хорошие слова, и я их помню.
Поразмышлять о совести, о том, почему и отчего в одной и той же ситуации люди поступают по-разному, меня побудили два произведения – «Печальный детектив» В.Астафьева и «Пожар» В.Распутина. Глубокие, мудрые, заставляющие нас думать…
Я считаю, достойную жизнь прожил, по совести герой книги В.Астафьева Леонид Сошнин. Дважды раненный, уволившийся по состоянию здоровья из милиции, инвалид в сорок два года, он, когда, казалось бы, самое страшное было уже позади, вновь и вновь задает себе вопрос: как же быть да жить среди народа, каков он в пестроте людской?
Всегда держал Сошнин ответ перед своей совестью, не был равнодушным, безразличным в своем отношении к долгу, обязанностям. Потому и провел всю жизнь в борьбе. Он участвует в задержаниях и обезвреживаниях преступников, в погонях. Стреляет, а если не стреляет, то приказывает стрелять в обезумевшего убийцу, который мчится на многотонном самосвале на безмятежно растянувшуюся похоронную процессию, а до этого «разбил в мясо на перекрестке молодую мать с ребенком». Не мог Леонид Сошнин пройти и мимо творившегося в наглую преступления Леньки Фомина даже тогда, когда тот «по шакальи оскалившись, надавил на вилы, приколол Сошнина ими к коричневой, гнилой плахе».
Спросил бы обыватель: «Что? Ему больше всех надо?». А я тоже подумала: «Разве не мог он жить так, как его бывший сокурсник, по училищу Федя Лебеда со своей вечно пьяненькой женой Тамаркой, официанткой ресторана «Север», который без зазрения совести своего молодого напарника послал на вооруженного рецидивиста?».
Нет, – отвечаю себе, – не мог. Не мог он пойти против своей совести. Не мог, потому что был он нравственной личностью, в душе которой навсегда поселилась совесть, стыд, ответственность и долг.
А ведь и в нашей взрослой жизни могут встретиться и зло, и ухабы, и ямы. Как не свернуть на легкую дорогу лжи и обмана?
История жизни Леонида Сошнина – пример, достойный для продолжения разговора.
А как считаете вы?
Поговорить о нас, сегодняшних, отзывчивых и равнодушных, скромных и наглых, совестливых и бессовестных, хозяйственных и безалаберных приглашает и повесть В.Распутина «Пожар». С символичным названием. Пожар – не только, когда горит все синим пламенем, когда огонь пирует и пожирает леспромхозовские склады. Пожар выявил нравственную сущность людей.
И оказалось, что и орсовские склады загорелись в самом «удобном» месте, чтобы «сгореть без остатка», и горят именно в тот «удачный момент», когда непосредственно отвечающие за их сохранность пребывают в отъезде.
Да и сам поселок Сосновка бивуачного типа, временное пристанище для кочующих переселенцев, не имел, по сути, хозяина. Все здесь по типу: «А после нас хоть потоп».
Да и люди здесь – сезонные работники, «шабашники», приехавшие за «длинным рублем», именуемые «архаровцами». А архаровцы – сила там, где «шкура» дороже души, а душа то ли заснула, то ли отмерла. Для них пожар – зрелище и еще возможность нажиться на чужой беде.
Вот и прячет Клава Стригунова в карманы маленькие коробочки, пользуются моментом.
Людям без совести и земля, на которой живут они и которая кормит их, не дорога. Архаровцам важнее всего – план заготовок. Торопились, делая этот план, тракторами и машинами уничтожали молодую поросль. Всюду зияют пустоты, тайга как лысая голова. «После нас хоть потоп».
Для архаровцев единственная ценность – рубль.
«Свет переворачивается не сразу, не одним махом, а вот так, как у нас, – размышляет главный герой повести Иван Петрович. – Было не положено, не принято – стало положено и принято, было нельзя – стало можно, считалось за позор, за смертный грех – почитается за ловкость и доблесть».
Вот и получается, что смирились сосновцы с законами и старшинством архаровцев, признали в них силу.
И только Иван Петрович переживает за судьбу своей земли, сам живет и работает по совести и от других требует того же. И хотя силы на исходе, не несут уже ноги, работа в тягость, усталость, покоя хочется, бесконечной ночи, заслышав крики о пожаре, Иван Петрович идет тушить.
Но пожар кто тушил, а кто как бы тушил, а больше помогал пожару. Пожар помог высветить самое отвратительное в людях. Воровали наповал все: и архаровцы, и свои, местные. Ломали запоры, тащили все, что могли утащить.
Внутренний, никому не видимый пожар в душе Ивана Петровича был пострашнее огня – стихии.
Тушили пожар немногие, в ком было это чувство совести. Помогали Иван Петровичу его приятель Афоня Бронников, тракторист Семен, Алена Егорова.
Вступив в поединок с архаровцами, погибнет наделенный богатырской силой дядя Миша Хамко.
Болевым вопросом заканчивается повесть: «Что ты есть, молчаливая наша земля, доколе молчишь ты? И разве молчишь ты?».
И кроме нас на него никто не ответит, ибо никакая земля не бывает безродной.
Книга приглашает нас к разговору, бередит нашу душу, заставляет внимательнее вглядеться в окружающих людей, заглянуть в собственное «я», спросить: ты среди кого-тех, кто живет по принципу «моя хата с краю» или твой голос совести, помните, как у Заболоцкого, не позволяет душе лениться ни день, ни ночь, ни день, ни ночь…
А вы слушали когда – нибудь песню самого первого соловья? А я слушала. Это чудный миг, если можешь стоять и слушать, что рассказывает этот серый посланец весны. Он зовет расти, вырасти, стать выше границы своего бессилия, перейти ту линию, у которой так хочется остановиться. Странное волнение загорается тогда в человеке. Песня как совесть. Она не позволяет быть равнодушным и неживым, как камень в поле. Это не позволяет твоя и моя, совесть. Надо расти. Послушай первую песню соловья! Послушай голос совести.

Темы: Астафьев В.П., Распутин В.Г. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки