Рубрики


« | Главная | »

«Кто управляет миром?» (сочинение по роману М.Булгакова «Мастер и Маргарита»)

Автор: Раиса Фёдоровна | 04 Фев 2011


«Однажды весною, в час небывалого жаркого лета, в Москве, на Патриарших прудах» встретились председатель правления Массолита Берлиоз и поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный. Эту встречу можно считать завязкой романа. Дело в том, что Берлиоз как редактор остался крайне недоволен написанной на заказ антирелигиозной поэмой поэта Бездомного. Почему? «Трудно сказать, – с иронией замечает писатель, – что именно подвело Ивана Николаевича – изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он собирался писать, – но Исус в его изображении получился ну совершенно как живой…».

Воинственный атеист возмущен тем фактом, что вместо разоблачения мифа о Христе, выходит по рассказу поэта, «что он действительно родился!…». И что страшнее еще для редактора, так это то, что именно таким, совершенно живым, этот художественный образ может войти и в сознание людей.
И вот теперь, встретившись на Патриарших, редактор нравоучает поэта, указывая на основную ошибку его. Может, на этом все и завершилось бы. Но как раз в это время в аллее и появится тот незнакомец, который задает свой лукавый вопрос: «ежели бога нет, то, спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?»пол
– Сам человек и управляет, – поспешил сердито ответить Бездомный. Но этот ответ незнакомец опровергнет простым, вполне логичным доводом: «как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий, срок,… но он не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день», если он не только смертен, но «иногда внезапно смертен».
Вот с этого философского вопроса и начинается сюжетное движение романа. «Мастер и Маргарита» – роман многоплановый, сложный, многослойный. В нем взаимно переплетаются сатирическая, фантастическая, библейская и лирическая линии. И каждая из них по-своему отвечает именно на этот вопрос незнакомца.
Что же лежит в основе человеческого поведения – стечение обстоятельств, ряд случайностей, предопределение или следование избранным идеалам? Какова мера ответственности и свободы человека? Кто управляет миром в «библейских» главах романа? Мир библейских глав представлен описанием общего состояния жизни в Ершалаиме и Римской империи. А она (жизнь) все-таки строится не по заповедям божьим. Во главе империи стоял император. Личность всесильная, не подлежащая никакой критике. Любой протест против римской власти не только делом, но и словом, – уже преступление, караемое смертью.
Глава «Понтий Пилат» открывается выходом главного действующего лица – прокуратора. Обращает внимание плащ его – «белый, с кровавым подбоем». А цвет символизирует собой стороны человеческой жизни. Белая – лицевая, обращенная к миру. Подбой – изнанка. У Пилата она кровавая, потому что он – воин. Пилат командовал кавалерийской турмой в битве при Идиставиза. С одной стороны, – честь и слава воина. Но с другой, – за ним убитые в бою враги, осужденные на смерть люди…
Мир Римской империй, благополучие его основано на крови. В евангельских главах писатель показывает борение, происходящее в потемках души римского прокуратура. Он допрашивает бродячего философа Иешуа по прозвищу Га-Ноцри. Между ними завязывается беседа. Каждое слово в ней обнаруживает противоположность характеров героев, их мироотношений.
Писатель подчеркивает внешнюю неподвижность прокуратора. Он был как каменный, у него адская головная боль. «Вспухшее веко», «подернутый дымкой страдания глаз», а другой закрыт. «Мученические глаза», мутные от боли, раздражительный голос – все это убеждает нас в том, что прокуратор находится в состоянии внутренних переживаний.
И действительно так: Понтий Пилат стоит перед выбором. От его решения зависит судьба бродячего философа Иешуа. Ему приводят обвиняемого. Пилат видит перед собой человека, одетого «в старенький и разорванный хитон. Голова прикрыта белой повязкой. Под левым глазом – большой синяк, в углу рта – ссадина с запёкшейся кровью». Он кажется Пилату слабым и зависимым, он боится и пытается избежать смерти. Он охотно и доброжелательно вступает в беседу со своим палачом, говорит то, что думает. Иеуша не наделён автором никакой Божественной миссией, а тем более знанием своей судьбы. Он просто верит в добрую природу созданного Богом мира. А потому прокуратору, считавшего, что судьба философа зависит от него, откровенно ответит, что «перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил».
А на вопрос: что есть истина? – ответит, что истина в том, что у прокуратора сейчас болит голова, что он «слишком замкнут и окончательно потерял веру в людей». Истина, по убеждению философа, всегда конкретна, человечна. Истина – это сам человек с его слабостью, болью и с его силой, достоинством, добротой. Злых людей не бывает, уверяет Иешуа, потому что в глубине души человека всегда сохраняется божественная искорка добра.
Именно это обаяние человечности в Иешуа проникнет и в душу Понтия Пилата. Ничего крамольного в речах философа он не узреет, а потому, как прокуратор, Понтий Пилат вынесет решение, что Иешуа не подлежит наказанию смертью. Он мог спасти, но не спас, потому что власть прокуратора зависела не только от Синедриона, но и от Тиверии. Понтий Пилат разгадал сразу интригу, затеянную Синедрионом. Суть ее в том, что он подослал к Га-Ноцри Иуду, чтобы тот спровоцировал крамольное высказывание философа против Рима.
Из всех человеческих пороков самый страшный – трусость. Трусость потерять карьеру, страх за свою жизнь окажутся главным мотивом, который направляет поступки человека в Римской империи. Не был трусом Пилат в битве при Идиставизо, не боялся смерти. А сейчас струсил, потому что в мирной жизни все перепутано: свой в любой момент может обернуться врагом. Интриги, доносы, предательства – вот суть жизни Рима. Оказаться обвиненным в оскорблении Синедриона – значило лишиться не только жизни, но и чести.
Нет, Пилату недостает мужества спасти своего пленника, но тысячелетние муки совести окажутся ему платой за трусость.
А Га-Ноцри? Он сам подписал себе приговор – быть распятым за Истину. Таким образом, вся ответственность за добро и зло, за подвиг и за подлость, за состояние мира в целом в библейской части романа возлагается на человека.
Жертвой интриг Синедриона против прокуратора становится нищий философ, никому никогда не причинивший зла, единственный человек без маски, говорящий правду. И за ним – нравственная победа.
Каков же итог тысячелетнего развития? Изменился ли мир? Люди? И для проверки Булгаков вводит Воланда и его свиту. Какова роль Воланда? Она в эпиграфе: « …так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».
Кого и за что он наказывает? Воланд появляется только там, где бессильно добро, где зло не может быть исправлено. Он высмеивает все то, что отступилось от добра, развратилось. В разговоре с Берлиозом он произносит: «Ваша теория и солидна, и остроумна… Впрочем, ведь все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере». Именно эти слова затем Воланд со своей свитой реализует практически.
Именно с помощью Воланда и его свиты мы увидим, что жизнь в Москве, отделенной от Ершалаима почти двумя тысячелетиями, по сути, ничем не отличается от жизни иудейской столицы, от жизни всей Римской империи.
Каков он «современный» мир московской жизни? Вот «старинный двухэтажный дом: называемый некогда «Домом Грибоедова», а ныне домом «Массолита». У случайного посетителя начинают разбегаться глаза от изобилия комнат с надписями на дверях: «Правление Массолита», «Кассы № 2, 3, 4, 5», «Запись в очередь на бумагу…» совсем непонятная: «Однодневная творческая путевка». А в дверь с надписью «Квартирный вопрос» ежесекундно ломился народ.
Вглядываемся в лица литераторов Массолита… Кто они? Это беллетрист Бескудников – тихий, прилично одетый человек с неуловимыми глазами, поэт Двубратский от тоски болтающий ногами, сидя на столе, Настасья Лукинишна, сочиняющая батальные морские рассказы под псевдонимом «Штурман Жорж».
Это оратор и литератор Мстислав Лаврович, зовущий «ударить по пилатчине», ядовитые критики Ариман и Латунский, приспособленцы и грубые преследователи творца прекрасного, это и Лапшенникова, секретарь редакции, со «скошенными к носу от постоянного вранья глазами». Пресмыкательство перед инструкциями, умение «держать нос по ветру», хамелеонство и злоба – черты, присущие людям подобного типа.
Это просто советские граждане, вроде Степы Лиходеева – директора театра Варьете, о котором Воланд скажет: «Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя свое положение, ни черта не делают, да и делать ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено. Начальству втирают очки! Машину зря гоняет казенную!» Писатель создает ряд колоритных, сразу запоминающихся персонажей. Например, директор ресторана Арчибальд Арчибальдович, хозяин «порционных судаков» и «раковых шеек». Управдом Никанор Иванович, карьеру которого испортил наглый переводчик, подсунув несчастному вместо рублей «не то синие, не то зеленые с изображением какого-то старика…»
Это, собственно, те советские граждане, которые превратили всё подвластное пространство в «нехорошую квартиру». Непригляден и вид Москвы. Этот город загроможден всяческими учреждениями, комиссиями, кажущимися настоящими лабиринтами. В нем мечутся, толкаются в магазинах, бранятся в трамваях, существуют в коммуналках «с малюсенькой угольной лампочкой под высоким, черным от грязи потолком». Это люди, которых, по словам Воланда, только «квартирный вопрос испортил». Это город бюрократических тисков («Нет документов, нет и человека»). Город, в котором всегда «осетрина второй свежести», в котором преобладает атмосфера страха и доносительства и сопряженная с ней жажда разоблачений.
И как кульминационный момент сатирического разоблачения низменных страстей – эксперимент Воланда, соблазнительные сеансы черной магии. «Денежный дождь», раздача бесплатных товаров в обмен на старые вещи – апофеоз вечера, что-то вроде «столпотворения вавилонского».
А потом будет «Бал сатаны» – бал низких страстей. Фальшивомонетчики, государственные изменники, любовники, самоубийцы, отравительницы, висельники и сводники, тюремщики и шулеры, палачи, доносчики, безумцы, сыщики, растлители предстанут на нём. «Дай им волю, они мир погубят».
Всего на три дня Воланд появится со своей свитой в Москве, но достаточно ему станет, чтобы представить жизнь во всей ее наготе. Бессмысленное, безотрадное, пустое времяпрепровождение, бездарное скольжение по жизни, бездуховность.
В этом «современном» мире действительно нет Бога.
Изменились ли люди? Нет, человеку не дано еще прийти к добру, истине. Он продолжает вращаться в порочном круге зла. «И что для него жизнь, проповедь и гибель Христа? Милосердие лишь иногда стучится в сердца». Иешуа не спасает человека. Он проповедовал только истину. Слово добра не изменило человека.
Но каков же выход? Что же является истиной в этом хаотическом мире? И отчего зависит нравственный выбор человека?
Есть и в этом хаотическом мире вечные ценности. Они не меняются со сменой правительств и революций. Для булгаковского Мастера самым ценным станет его главная книга, над которой он работает всю жизнь. И потому такие «рукописи не горят», потому в новую жизнь Мастеру не нужно брать роман, ибо он помнит его наизусть. Он творец, его занимают вечные общечеловеческие проблемы. В этом он сродни Иешуа Га-Ноцри.
Воплощением вечных ценностей в романе является и Маргарита. Это она в самую трудную для Мастера минуту, когда чувство страха, доводит его до грани предательства самого себя, и он сжигает свою книгу, Маргарита борется за своего Мастера. Она способна и на преданность, и на подвиг верности.
Посетив Великий Бал полнолуния, она возвращает Мастера. Вместе с ним – под раскаты грозы, которые являются признаком космической катастрофы – она и погибает.
Не зря даже булгаковский Князь Тьмы нигде не прикоснулся к тем, кто живет по чести и совести. Наоборот, он помогает Мастеру и Маргарите обрести новую, вечную жизнь.
Так кто же все-таки управляет миром? За все добро и зло отвечает сам человек.
Есть резон и в ответе поэта Бездомного: «сам человек и управляет». Не всякий, конечно, не буфетчик, ни пройдоха, но – творец, Мастер. Ведь «Достоевский бессмертен…».

Темы: Булгаков М.А. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки