Рубрики


« | Главная | »

Бунтующие сердца Базарова (по роману И.С.Тургенева «Отцы и дети»)

Автор: Раиса Фёдоровна | 02 Фев 2010

Фото отец и сын
«Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными: попадались речки с обрытыми берегами, крошечные пруды с худыми плотинами, деревеньки с низкими избенками под темными, до половины разметанными крышами, покривившиеся молотильные сарайчики с плетенными из хвороста стенами и зевающими воротищами возле опустелых гумен, и церкви, то кирпичные с отвалившеюся кое-где штукатуркой, деревянные с наклонившимися крестами. Как нарочно, мужики встречались все обтерханные, на плохих клячонках; как нищие в лохмотьях…» И кажется, как будто стихийная сила пронеслась, как смерч над этим богом оставленным краем, не пощадив ничего, вплоть до церквей и могил, оставив после себя лишь глухое горе, запустение и разруху. «Нет, — подумал Аркадий,- небогатый этот край,… нельзя, нельзя ему так остаться, преобразования необходимы…»

На этом фоне, когда казалось, что вся жизнь находится на грани социальной катастрофы, и появляется мощная, «дикая, сумрачная» фигура Базарова. Роман начинается с изображения семейного конфликта между отцом и сыном Кирсановыми. Но писатель идет дальше — к изображению конфликта социального между «демократом до конца ногтей своих» Базаровым и аристократом Павлом Петровичем Кирсановым. Но конфликт романа гораздо глубже, трагичнее. Ведь отношения сыновей к отцам не замыкаются только на родственных чувствах, они распространяются дальше – на сыновнее отношение к прошлому и настоящему, к тем нравственным ценностям, которые они, сыновья, наследуют. В свою очередь отцовство тоже предполагает любовь отцов к идущим на смену им детям, терпимость и мудрость, разумный совет и снисхождение.

Трагизм противоречий между «отцами» и «детьми» состоит в том, что нарушается семейственность в связях между поколениями, между противоположными общественными течениями.

Принято считать, что в словесной схватке либерала Павла Петровича и демократа Базарова полная победа остается за Базаровым. Действительно, господин Базаров значителен как титаническая личность, не реализовавшая громадных возможностей своих, отпущенных ей природой. Мы и сегодня склоняем головы перед базаровским бунтующим сердцем, его гордостью, перед его неповторимой твердостью. Нас и сегодня привлекает в нем отсутствие барской изнеженности, презрение к напыщенной фразе, порыв к живому практическому делу. Что значит по-базаровски, целиком, без остатка «уйти в работу»? Что значат «красные от загара, не знавшие перчаток » руки Базарова и ногти, которые «хоть на выставку посылай П.Петровича? «Жить ему тяжело…», — скажет о П.Петровиче писатель. К какому жизненному итогу он приходит? И причин тут много, но нет сомнения, что одной из них, которая сделала его жизнь тяжелой,- это просто чистые, красивые руки. Мы полностью солидарны с господином Базаровым, когда он впух и прах одним простым доводом разбивает главный принцип П.Петровича- принцип аристократизма. Для блага общества самоуважение аристократии не приносит пользы по той причине, что она ничего не делает, «сидит, сложа руки», заботясь лишь о своих ногтях и внешнем виде.

Но торжество «нигилиста» Базарова все же относительное. Бросая вызов отживающему строю жизни, он в своей ненависти к «барчукам проклятым» заходит слишком далеко, а порой господин Базаров просто «завирается». Например, когда утверждает, что «природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник».

Но человеку издревле свойственно романтическое отношение к природе «именно как к храму, он испытывает естественную потребность в ней. Разве не удивительна природная сила памяти Николая Петровича? Разве не достойна восхищения изумительная по своей красоте картина летнего вечера. «Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу; тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля». Как можно не сочувствовать природе? Базаров сплеча рубит то, в чем сам не уверен. Искусство, с точки зрения Базарова,- болезненное извращение, чепуха, романтизм, гниль, «наживать деньги, или нет более геморроя!»

Нигилист Базаров презирает Кирсановых не только за то, что они «барчуки», но и за то, что они «старички», «люди отставные», «их песенка спета». Он и к родителям своим, которые души не чают в своем «Енюшеньке», подходит с той же меркой.

А где же уважение к жизненному опыту и мудрости «отцов», где же веками формировавшееся чувство «сыновства» и «отцовства?» Своим неуважением, полным и беспощадным отрицанием всего Базаров ставит под сомнение такую нравственную ценность как «преемственность».

Принимая за абсолют только лишь истины современного естествознания, Базаров впадает в «полное и беспощадное; нигилистическое отрицание всех исторических и нравственных ценностей. «Наука вообще не существует вовсе». «Рафаэль гроша медного не стоит». А « порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта». Он не знает даже, кто таков Пушкин. По его мнению, он в военной службе служил. Базаров, с одной стороны, гордится своим «народным» происхождением («Мой дед землю пахал…»), но, с другой стороны, он презирает его. Он презирает того «Филиппа или Сидора», для которого он «должен из кожи лезть», чтобы у этого последнего мужика была бы «такая славная, белая изба». Русский мужик патриархален и достоин за это презрения. Может, русский мужик излишне и патриархален. Он верит в то, что, когда гром гремит, это Илья — пророк в колеснице по небу разъезжает». Но господин Базаров отрицает то, в чем сам не уверен или сознательно гордо отрицает: народ свято чтит предания, он не может жить без веры. По мнению Базарова, люди, что деревья в лесу, все одинаковы, потому как у каждого из них «мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены». Для того чтобы судить обо всех, достаточно «одного человеческого экземпляра». Он отрицает свободу мысли у женщин: «Свободно мыслить среди женщин могут только уроды». Он не верит в романтические отношения между мужчиной и женщиной. Любовь, по мнению Базарова, — чувство напускное, все в ней легко объясняется физиологией. Над всем глумится господин Базаров. А насколько циничны высказывания его о женщине: «Посмотрим, к какому разряду млекопитающих принадлежит сия особа». «На остальных баб не похожа». «Баба с мозгом». «Тертый калач». Даже его ученика, Аркадия, покоробило от такого цинизма. Но во имя чего отрицает, разрушает все тургеневский нигилист». Оказывается, чтобы расчистить место. Разрушить все, не собираясь строить. «Строить,- по мнению Базарова, — будут другие». И как не согласиться в том, что правы «отцы», бросая упрек гордецу – нигилисту: «Как вы будете существовать в пустоте, в безвоздушном пространстве, разрушив все, что создано?»

Порывая с барчуками, Базаров бросает вызов непреходящим ценностям культуры, тем самым ставит себя в трагическую ситуацию.

Но так ли прост самоуверенный и резкий тургеневский нигилист? Почему тогда однажды о себе скажет: «Кто злится на свою боль – тот непременно ее победит». Оказывается, есть в Базарове некая двойственность, он злится, потому что стремится победить свою боль. А, может, злоба, ожесточение Базарова- это форма проявления любви, полемика с добром, подспудно живущим в душе отрицателя. А, может, в тургеневском «нигилисте» потенциально присутствует многое из того, что он отрицает: и способность любить, и «романтизм», и народное начало, и умение ценить красоту и поэзию.

«Самоломанный Базаров в своей раздвоенности предстает перед нами в своей любви к Одинцовой. Уроки любви привели к кризису односторонние материалистические взгляды Базарова на жизнь, они раскололи душу героя на две половины. В одной из них, он — отрицатель духовной природы любви. В другой – человек, который сам столкнулся с подлинным таинством этого чувства. «Он легко сладил бы с своей кровью, но что-то другое в него вселилось, чего он никак не допускал, над чем всегда трунил, что возмущало всю его гордость». И дорогие его кумиры, естественно научные убеждения превращаются просто в принцип. Базаров пытается сломить себя. Он пытается по-прежнему рассуждать о мировой бессмыслице: жизнь человека так коротка «перед вечностью времени и бесконечностью пространства, мир устроен так несправедливо». Полного отрицателя Базарова, его «бунтующее сердце» почему-то эти вопросы тревожат. Откуда бы взялась в нем эта обида на земное несовершенство, недовоплощенность человеческого существа? Базаров начинает сомневаться в том, что утверждал сам: «люди, что деревья в лесу», природа человека неизменна.

А оказывается, он сам себе – загадка. Он злится на свою боль, пытаясь победить ее. Базаров еще склонен как нигилист упрекать себя в отсутствии равнодушия к презренным аристократам, к несчастной любви; в минуты отчаяния, когда к нему пробирается «романтизм, он негодует, топает ногами и грозит себе кулаком.

Трагизм положения Базарова еще более усугубляется под кровом родительского дома. Он чувствует вину свою перед этой великой силой безответной родительской любви, но, боясь «рассиропиться», безжалостно давит в себе сыновние чувства.

И здесь, в доме отца, уже не аристократа, а плебея, вся жизнь которого «на биваках», Базаров попадает в историю, подобную той, что была в Марьино. Василии Иванович гордится своим садом: «А ты посмотри, садик, у меня какой! Сам каждое деревце сажал». «Потом явился чай со сливками, с маслом и кренделями». Потом — скамеечка в саду, на которой старик Базаров любил пофилософствовать. А это значит, что и философия, и поэзия – не только праздное занятие аристократов, это и в жизни отца. Это вечное свойство человеческой природы, вечный атрибут культуры. Этот «поединок роковой» в душе Базарова привел его к трагическому концу.

Нигилист Базаров уже не может быть цельным и последовательным разрушителем, безжалостным, непоколебимо самоуверенным, ломающим других просто по праву сильного. Но смириться, самоотречься, или утешение найти в любви к женщине, в искусства, Базаров тоже не может,- для этого он слишком горд, слишком свободен. Единственным выходом,- оказывается смерть». Но умереть так, как умер Базаров, — по словам писателя,- равносильно подвигу».

Умирающий Базаров прост и человечен: отпала надобность скрывать свой романтизм. Он думает не о себе, а о своих родителях, готовит их к ужасному концу. Сколько сыновней ласки звучит в прощальных словах Базарова: «Ведь таких людей, как они, в вашем большом свете днем с огнем не сыскать…». Почти по — пушкински прощается герой с возлюбленной, и говорит он языком поэта: «Великодушная!…и какая молодая, свежая, чистая…» «Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет».

«Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России. Здесь, среди российского запустения, среди расшатанных крестов и разоренных могил появляется одна, которую не топчет животное: одни птицы садятся на ней и поют до зари». «Я нужен России… Нет, видно, не нужен»- на эти предсмертные размышления героя отвечают финальные строки романа. Россия помнит о нем, подтверждая высокий смысл прожитой им жизни. Две великих любви освящают могилу Базарова – родительская и народная…

Темы: Тургенев И.С. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки