Рубрики


« | Главная | »

Психологический отчет одного преступления. (по роману М.Ф. Достоевского «Преступление и наказание»)

Автор: Раиса Фёдоровна | 02 Фев 2010

Фото памятника Достоевскому

Перечитать роман Достоевского меня побудили мемуарные воспоминания А.Ф.Кони. Известный на всю страну юрист прошлого века. Выдающийся ученый – правовед-литератор. Как юрист- практик, занимавшийся проблемой преступления и наказания, он считает, что каждый уважающий себя юрист (особенно работающий в области уголовного права) должен знать Достоевского, особенно его «Преступление и наказание».

По словам мемуариста Кони, заслуга Достоевского, как художника и мыслителя, перед судебным делом, перед русскими юристами в том, что великий художник, «который , умел властно и глубоко затрагивать затаенные струны сердца, не может быть неуместным в среде юристов», потому что великий писатель занимался теми же вопросами преступности и наказания, которые были составной частью суда присяжных, но только со своей собственной, особой, оригинальной художественно- психологической стороны. И в суде присяжных мне видится Достоевский обязательно в роли нравственного наставника.

Мне незнакомы тонкости уголовного права. Но ясно представляется процессуальный ход, при котором юрист руководствуется лишь теорией права, решая чисто технические вопросы, как то: заводится «Дело под №», собираются улики – доказательства, которые указывают на «проявление вражды» против общественного порядка. Затем — наказание. И человек, совершивший преступление, наказан; «буйная воля» сломлена и придавлена «уголовною карою». На этом все исчерпано. Таким образом, учитывая лишь внешний факт преступления, не касаясь вопроса внутреннего его содержания, факта душевного проявления, теория права дает точные указания, каким должно быть наказание.

Но, нарушив законы общества, преступное лицо совершает юридическое и нравственное преступление. Это один узел. Объясняя замысел романа, как «психологический отчет одного преступления», Достоевский и в заглавие романа вкладывает и юридическое и нравственное значение. Герой романа совершает юридическое преступление (убивает старуху – процентщицу), за ним следует уголовное наказание. Но Раскольников совершает и нравственное преступление (он — человек с идеей, переступил нравственный закон) и наказание, нравственное, для него началось задолго до преступления (муки совести доводят героя до полуобморочного состояния).

«Психологический отчет одного преступления» Достоевский начинает скорее как детектив, загадочно, интригующе… При косых, лучах заходящего солнца вышел Раскольников, бедный студент, из своей убогой каморки и медленно, как бы нерешительно («на какое дело решился!») направился к дому, где жила старуха – процентщица, делать «пробу». И вот завершился его трагический путь, который уложился в несколько катастрофических дней, насыщенных до предела душевной борьбой. Опять закатывается солнце, и косые лучи его освещают крестный путь Раскольникова на перекресток, опять на Сенную, где решилось преступление и где он со слезами припадет к оскверненной этим преступлением земле. Целая жизнь, да еще какая, прожита за эти дни. Таково краткое содержание детективного начала романа.

Но мне хочется указать на другую сторону этого произведения, которая придает ему в наших глазах еще особую цену. Не имея юридического образования, тем более не зная теории уголовного права, Достоевский затронул почти все вопросы уголовного исследования. Его «психологический отчет» мог бы служить лучшим опровержением противоположного взгляда, если бы он мог найти себе место в суде присяжных. Какова же картина внутреннего развития преступления, сложного по замыслу, страшного по выполнению, от самого зарождения мысли о нем до пролития крови? Она — в «психологическом отчете» писателя. Везде, в этом отчете мысль о преступлении не развивается сама из себя, — она везде находит приготовленную жизнью почву. Эта жизненная связь проходит через весь роман и придает ему такую поразительную правдивость. Стоит замереть, ослабеть этой мысли, как сразу она получает новое питание в житейской обстановке. И мысль вновь возрождается с еще большею силою. Вот они, страницы романа.

Задавленный бедностью Раскольников, исключенный из студентов университета, задолжавшийся хозяйке за квартиру, оскорбленный, болезненно остро ощущающий безвыходность и унизительность своего положения, нежный и впечатлительный, напрасно ищет исхода. Не только невыносимо бедна жизнь студента, но сам город, огромный, чужой, давит на него (везде пыль, известка, ощущение, что воздуха нет, дышать нечем). В страдающей душе невольно возникает вопрос о праве сытых и способных жить только для себя. И эта случайно зародившаяся мысль подкрепилась случайно подслушанным разговором о закладчице (она скупа, глупа, заедает чужую жизнь). А имеет ли право эта «вошь», сосущая кровь других, сидящая на сундуках с богатствами, право на существование?

Мысль эта неопределенна, еще она не коснулась практических вопросов: как? каким образом? Но она упала на подготовленную голодом, нуждою почву. А потом пойдут долгие дни мучительных раздумий, когда больная фантазия Раскольникова мало- помалу стала представлять возможную картину практического осуществления своей мысли, но еще не веря в серьезность и возможность ее. И вот «проба». То, что предполагалось, оказалось возможным. Но как отвратителен Раскольников сам себе. Кажется, сейчас вся эта «проба» закончится презрительным смехом над собой и омерзением при мысли: «На какую гадость способно, однако, мое сердце!» Но жизнь иногда не знает пощады. И против измученной души Раскольникова пойдут бессознательным, но победоносным походом – и кающийся, пьяненький Мармеладов;

Раскольников услышит вопль души: « А знаете ли, милостивый государь, что значит, когда идти больше некуда,… а за бедность – не выгоняют, метлой выметают». Раскольников услышит рассказ о бедной Санечке («худенькая, бледненькая, с кротким голоском»), которая пойдет « по желтому билету», продав себя ради чужих детей, и мачехе, «злой и чахоточной», и этой самой глубоко несчастной мачехе «с красными пятнами на щеках». И последним аккордом во всем этом ужасе безвыходного страдания станет письмо матери, в котором она сообщат, что Дуня, его гордая сестра, собирается выйти замуж за « кажется, доброго человека» (но Раскольников-то понимает, что Дунечка совершает этот поступок, ради него, чтобы дать возможность ему доучиться). Все… Сердце уже не в силах бороться с назойливой мыслью об убийстве «вши». А ночью уставшая, от мучительных дум голова увидит сон, перенесший его в детство. Пьяные мужики до смерти забивают несчастную Савраску, которая так и не смогла двинуться «вскачь». И смерть этой несчастной Савраски – этот последний протест здоровых начал в душе Раскольникова.

И «не своими ногами» он пойдет на убийство. «Седьмой час давно!»,- кто-то крикнет во дворе (то есть, час, когда закладчица одна дома). Это был тот слабый толчок, который придаст ногам Раскольника уверенность. И перед нами – потрясающая картина двух преступлений. Одно задумано, обдумано (убить, чтобы, завладев деньгами, помочь таким — же бедным, униженным и оскорбленным); другое — неожиданное, роковое, внезапное. Два убийства — столь близких по форме и столь различных по внутренней структуре, по происхождению. Неумышленно, чисто случайно, но убита и Лизавета, собственно, одна из тех, ради которых и задумано «дело». И вновь « бунтующее сердце» Раскольникова не знает покоя. Убить-то он убил, но «душу живу» свою сохранил.

И истина, которая вытекает из психологического отчета писателя, становится понятной и читателю. Мотивы преступления Раскольникова — в той реальной, нищенски бедной жизни, которая окружала героя. Живи Раскольников в других условиях, разве могла появиться в уме бесконечно доброго, отзывчивого студента преступная мысль об убийстве. Ведь недаром же Достоевский «бунтующему сердцу» Раскольникова противопоставил фигуру Свидригайлова, сытого и обеспеченного человека, поведением которого руководит лишь снедающая страсть физического обладания. Разве угнетают Свидригайлова муки совести от сознания того, что он убийца «купившей» его жены? Бунтует ли его сердце, когда он ведет к себе чистую в своем гордом доверии Дунечку? Сердце невольно замирает и ждет чего-то недоброго. И трудно себе представить более глубокое, более поразительное изображение борьбы страсти с остатком совести, со слабым светом чести, который неожиданно в последний раз вспыхивает в Свидригайлове. Разве сравнимы душевные муки Раскольникова и необузданная страсть утонченного развратника Свидригайлова?

Вот то внутреннее содержание преступления, которое нашло отражение в романе Достоевского и которое остается вне поля зрения юриста. Но не одно оно. Перечитывая роман заново, мне невольно подумалось: хорошо бы «Преступление и наказание» великого исследователя Достоевского сделать настольной книгой в юридической практике. Способы исследования истины в отличие от уголовной практики, в которой на первом плане улика, приемы отыскивания и оценки фактов, из которых складывается верная картина преступления – все это затронул Достоевский с глубоким пониманием и прочным знанием. И таким исследователем в романе выступает Порфирий Петрович. Умный, тонкий, лукаво- простодушный, но добрый и благородный в душе,- мне он показался таким.

Заслуга Порфирия Петровича в том, что голой улике он не доверяет, не доверяет и первому впечатлению. Собирая улики, «он складывает в различные сочетания, которые, то падая и разрушаясь, то приобретая неожиданную окраску» (появление Миколки), приводят, наконец, Порфирия Петровича к убеждению в виновности Раскольникова. Именно он пришел к заключению, что Раскольников не простой убийца, он человек с идеей. Достаточно вспомнить разговоры Порфирия Петровича с Раскольниковым, его лукаво- простодушную интонацию, его невинные вопросы о Новом Иерусалиме, о воскрешении Лазаря, его соображения, анализы, воображения, неформальная обстановка, чтобы убедиться, что Порфирий Петрович – следователь, знающий и владеющий психологическими приемами для доказательства виновности преступления.

Более того, Порфирий Петрович неслучайно избегает формальностей, он даже не арестовывает Раскольникова, потому что свою задачу видит в другом: победить Раскольникова идеологически; он хочет убедить Раскольникова, что в его теории, разделяющей людей на «обыкновенных» и «необыкновенных», на «право имею» и «тварь дрожащую» именно он, Раскольников, — «тварь дрожащая». Порфирий Петрович не арестовывает Раскольникова по той причине, что ясно понимает, что каторга только ожесточит и нравственно успокоит, а он не хочет его «на покой» сажать. Порфирий Петрович, более того, был уверен, что Раскольников и не убежит, потому что прекрасно представлял ту внутреннюю борьбу собственного наказания, которая произойдет в душе Раскольникова.

И действительно, с болью и состраданием мы перечитываем те страницы «Преступления и наказания», в которых герой томится муками, испытывает отвращение к себе, казнит, наказывает себя. И только наказание собственным судом подымет его из падения. И сам явится « с повинной». Но, идя принимать свое внешнее наказание, Раскольников уже был очищен внутренним страданием, и тот суд, суд совести, который бог вложил в душу человека, уже совершил свое дело и открыл «бунтующему» сердцу Раскольникова новые, более широкие горизонты… Он окажется опять рядом с теми, с которыми, «как ножницами» отрезал своей теорией о двух разрядах. И внешнее наказание теперь для Раскольникова станет скорее желанным концом перед началом новой жизни. Этого наказания ждет исстрадавшаяся, порочная душа героя, исстрадавшаяся сознанием бесплодности совершенного злодеяния и нравственными муками.

А какое роковое последствие могло получить «Дело Раскольникова» при одной лишь внешней оценке? Мастерски изображенный эпизод с несчастною Сонею в день похорон ее отца. «Желтый билет», два свидетеля и денежная бумажка в сто рублей – и вина ее доказана. Можно предположить, какой приговор судебного пристава получил бы Раскольников: главным мотивом в преступном деянии подсудимого – страсть, страсть к деньгам.

Но благо, что дело студента Раскольникова исследовал великий художник и мыслитель, который сказал свое человеческое слово в защиту своего героя.

Темы: Достоевский Ф.М. | комментария 3 »

комментария 3 на “Психологический отчет одного преступления. (по роману М.Ф. Достоевского «Преступление и наказание»)”

  1. Владимир пишет:
    17 Ноя 2010 в 00:47

    Спасибо вам за такой необыкновенный анализ. Сразу хочется перечитать книгу Великого писателя

  2. Раиса Фёдоровна пишет:
    30 Ноя 2010 в 22:05

    Спасибо за отзыв, Владимир.

  3. Dj_Expensive пишет:
    02 Дек 2010 в 17:38

    большое спасибо…

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки