Рубрики


« | Главная | »

Почему теория Раскольникова не выдержала испытания практикой (Сочинение – рассуждение по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»)

Автор: Раиса Фёдоровна | 02 Фев 2010

Фото памятника Достоевскому
В одном из писем брату Достоевский писал: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком».

Занимаясь разгадкой тайны человека, Достоевский выступает против попытки объяснить характер человека, его мысли и чувства, его поступки через «среду». Для Достоевского невозможно объяснить преступление обстоятельствами, бедностью. Характер человека определяет его самосознание. Идея- зерно характера человека.

Герой романа «Преступление и наказание»- тоже человек с идеей, совершивший преступление.

Какое же преступление совершил Раскольников и в чем суть его? Излагая замысел романа, Достоевский писал так: «Молодой человек, живущий в крайней бедности, по легкомыслию и по шаткости в понятиях, поддавшись некоторым странным «недоконченным» идеям, которые носятся в воздухе, решился разом выйти из скверного своего положения. Он решился убить одну старуху, титулярную советницу, дающую деньги на проценты: «Старуха глупа, глуха, больна, жадна… зла и заедает чужой век, мучая у себя в работницах свою младшую сестру».

Таким образом, мысль об убийстве вынашивалась Раскольниковым в то время, когда он был «задавлен бедностью», болезненно остро ощущая безвыходность и унизительность (ведь он кругом задолжался хозяйке) своего положения, мучился сознанием собственного бессилия облегчить свою судьбу и судьбу матери и сестры. Соне Раскольников говорит, что убил, «чтобы ограбить», «помочь матери»; «завладев старухиными деньгами, употребить их на обеспечение себя в университете, на первые шаги после университета». Однако тяжелые обстоятельства вовсе не являются единственной причиной преступления Раскольникова. Смысл его преступления не в том, чтобы разбогатеть и помочь бедной матери и сестре. Исповедуясь Соне, Раскольников со всей искренностью заявляет:

«Старушонка вздор, старуха, пожалуй, и ошибка… Я переступить поскорее хотел… узнать… и поскорее узнать… Тварь ли я дрожащая, или право имею».

Оказывается, Раскольников не простой убийца из бедности. Раскольников – мыслитель. Еще учась в университете, он написал статью. Суть её в том, что люди, по мнению Раскольникова, разделяются на два разряда: людей «обыкновенных» и «необыкновенных», вроде Наполеона, которым дозволено все: право убивать, перешагивать через кровь, не коробясь от совести.

Убийство старухи он замыслил как жизненную проверку на частном случае своей теории. Можно себе представить, сколько пролитой человеческой крови может оправдать эта теория. Кто же тогда Раскольников? Отрицательный герой? Вовсе нет. Он поистине отличается высокой человечностью, он болеет страданиями человечества. Это он в бытность свою в университете из последних средств своих помогал одному бедному чахоточному студенту, это он во время пожара вытащил из огня двух маленьких детей, он отдает семье Сони последние двадцать рублей. Разве не о любви к людям говорит и символический сон об избитой мужиками до смерти тощей клячонки?

Получается как бы чудовищное противоречие: Раскольников хочет защитить «униженных и оскорбленных» от Лужиных и Свидригайловых, но теория, которую он исповедует, сближает его с этими преступниками. Ведь с их точки зрения, человеку тоже «всё дозволено».

Но почему же такой гуманный по природе человек, не принадлежащий к породе кровопроливцев, пытается уничтожить идею человечности. Дело в том, что эта теория пришла в результате мучительного осмысления окружавшей его действительности. Стремления Раскольникова глубоко человечны: ведь он хочет избавить людей от невыносимых страданий, он бунтует против несправедливости, но этот бунт носит индивидуалистический характер. Достоевский делает вывод, что теория Раскольникова, который пожелал «Наполеоном сделаться» и, став властелином судьбы, осчастливить «человеческий муравейник »,- эта теория могла возникнуть только в обществе, живущим по закону: «или всех грызи, или лежи в грязи».

Но жизнь по теории делать нельзя. И сама практика подтвердила несостоятельность теории Раскольникова. Но через какие этапы душевной борьбы прошёл Раскольников, прежде чем сам убедился в бесчеловечности, несостоятельности своей теории? С какой художественной убедительностью раскрывает Достоевский муки Раскольникова с того самого момента, когда он вышел делать «пробу» и до финала, когда разрушились остатки веры Раскольникова в его теорию. Итак, совершив убийство, Раскольников перевёл себя в тот разряд людей, к которому не принадлежат ни мать, ни Дуня, ни Соня. Он «как будто ножницами» отрезал себя от этих людей. Ведь, по его теории, они должны быть отнесены к «низшему» разряду людей, а, следовательно, он должен отступиться от тех, за кого страдает, должен презирать их, ненавидеть. И почему уж, если хочешь окончательно проверить свою «избранность», не начать прямо с матери? Ведь «кто больше всех может посметь, тот и всех правее»,- таков итог, заключённый в его проклятой теории.

Душевное положение Раскольникова становится невыносимым ещё и потому, что, убив ростовщицу, чья жизнь значит «не более, как жизнь вши», Раскольников вынужден был убить смиренную, добрую Лизавету. Душевная борьба Раскольникова приводит его к какому-то тупику. С одной стороны, он верит в непогрешимость своей теории. И презирает себя за слабость. С другой стороны, он не может жить без дорогих для него людей. В этом весь ужас положения Раскольникова; человеческая натура здесь наиболее остро столкнулась с его нечеловеческой теорией.

И убийство Лизаветы – это следствие чего-то ужасного: преступна сама мысль Раскольникова, которая толкнула его на убийство, преступна его теория, которая с самого начала решает один вопрос – кому жить, кому не жить.

В финале романа Достоевский показывает, что герой его раз и навсегда разрушил веру в свою теорию, понял, что его теория может служить лишь оправданием беззакония и произвола. Но не сразу Раскольников пришёл к такому выводу. Даже явившись с повинной, он верит ещё в правоту своей теории, считал, что он слитком слаб, загубил идею, не надо было брать топор и кровавиться.

Лишь оказавшись в Сибири, среди каторжников, он окончательно разрушает веру в свою теорию. И сон Раскольникова, пусть несколько искаженно, но рисует нам картину будущего мира, если бы в нём восторжествовала его теория о разделении людей на два разряда. «Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих избранных.

Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими… Но никогда, никогда люди не считали себя такими умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные… Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями… Все и всё погибало. Язва росла и продвигалась дальше и дальше…». Вот какую власть над человеком может иметь идея, и какой страшной, преступной может быть эта идея.

Автор показывает, как одно преступление неизбежно влечет за собой другое, становится источником всё новых и новых злодеяний. Таким образом, жизнь по теории строить нельзя – всегда побеждает живой жизненный процесс, логика жизни.

Раскольников хотел иметь «свободу и власть, а главное – власть! Над всей дрожащей тварью, над всем муравейником!» И эти власть он должен был получить освобождением себя от нравственного закона. Но нравственный закон оказался сильнее него, он так и остался на этой стороне. Ошибка Раскольникова была в том, что он искал логических доказательств нравственного закона и не понимал главного: он не требует доказательств, так как получает «верховную санкцию не извне, а из самого себя».

Темы: Достоевский Ф.М. | Ваш отзыв »

Отзывы

© mir-lit.ru. Копирование материалов сайта разрешено только при установке обратной прямой гиперссылки